Когда твой муж салафит. Или о горе в казахской семье.

Когда твой муж салафит. Или о горе в казахской семье.

Сегодня часто поднимается вопрос разводов в нашей стране. Множество факторов влияет на то, что семьи распадаются. Стоит отметить, что одной из причин становится религиозный фанатизм, или увлечение деструктивными религиозными течениями, коим является салафизм. Героиня нашего материала, пострадала от того, что родной муж предпочел салафизм семье. Сегодня женщина находится в удручающем положении.

— Карашаш, расскажите подробнее, в каком году вы поженились с бывшим мужем? И как проходил процесс развода?

— Мы поженились в июле 2008 года. Познакомились мы в ауле Аса, жамбыльского района, Жамбыльской области. Мой муж поначалу работал в сфере строения железных дорог. Позже отправился работать по военному контракту. Через год, он получил отпуск от работы. В свой отпуск решил отправиться в соседний город Актау. Там он пробыл где-то 20 дней. Он позвонил мне, и рассказал о том, что начал читать намаз. Моя свекровь обрадовалась новости. Она подумала, что ее сын выбрал верный путь. Когда он вернулся, он уже был другим человеком. У него появилась бородка, появилось новое окружение. Со старым он перестал общаться. Как-то даже иначе стал говорить. Ну и мне покоя не было в тот момент.

— Значит, ваш муж стал салафитом в Актау? В каком году он стал читать намаз?

— С 2016 года он начал читать намаз. Практически 4 года он как зомбированный. Он стал салафитом именно в Актау. Самое ужасное, что он перестал работать. У него было хорошая работа. Для него вся жизнь стала харамом. Работа стала харамом. Окружение стало харамом. Кроме того, из-за того, что он резко бросил работать, его попросили выплатить штраф в 24 тысячи тенге. Штраф выплатила моя свекровь из своей пенсии.

— После приезда из Актау, что вы слышали от мужа?

— По приезду начались ко мне претензии. Человек стал предъявлять условия. Не разрешал мне ни с кем общаться. Даже с родными. Когда мои родственники приходили к нам домой, он как с цепи срывался. Называл их шайтанами. Было стыдно перед ними. Самое жуткое, что я терпела все это 2 года. Мы с свекровью надеялись, что он изменится.

— Он слушал проповеди вместе с вами и посещал тайные сходки?

— Раз в неделю он собирался со своими друзьями. Я все время отказывалась идти. Говорила, что не хочу. Однажды он меня избил за мое нежелание. Да, было и такое. Я лежала в больнице после этого. Через 2 месяца после больницы, он снова меня избил. Со дня смерти моего отца исполнилось 10 лет, и я поехала к родне. Отвезла деньги, сделала бата. Тогда он назвал меня грешницей, сказал, что это харам. У моего мужа три старшие сестры. Он не общается с ними. Считает их грешницами. Салафиты пытаются втянуть в свою деструктивную религию родственников. Сестры отказались. Моя свекровь до сих пор сопротивляется. А вот отец моего мужа стал фанатиком. Мне жаль его мать. Он побил меня три раза. Даже сломал мне руку. Сейчас надевает короткие штаны. Он все штаны укорачивал. Кроме того, он не разрешал стирать эти штаны. Только раз в 2 месяца. Те два года чуть не разрушили меня. Человек чуть не уничтожил меня психологически. Он слушал проповеди Дарына Мубарова. Каждый раз мы ругались за столом. Трапеза становилась для семьи адом. Он запрещал мне смотреть сериалы, какие-то передачи. Когда он был дома, мы не смотрели телевизор. Когда он уходил, дети могли посмотреть канал «Балапан». Как только он придет, мы выключали телевизор.

— Он вам разрешал ходить на работу?

— Я работала в свое время на бензоколонке. Он не разрешил работать. Сказал, чтобы сидела дома. Представляете, мы два безработных сидим дома. Бедные наши родители. Им пришлось нас содержать два года. А ведь они пенсионеры. Его родители до сих пор его содержат. И это страшно. Это потерянный человек. Я все-таки вышла на работу. Потому, что мы не могли позволить детям даже одежду. Я все узнала о нищете, живя с этим человеком.

— Он общается сейчас с детьми?

— Нет, ему плевать на детей. У моего старшего сына не было зимней обуви, поэтому он перестал посещать школу. Он пытался наших детей сбить с толку. Заставлял читать намаз. Вы представляете, учителя собрали деньги на зимнюю обувь нашему сыну? Когда мы еще не развелись, он привел к нам домой одну женщину с ребенком.

— Мы жили на квартире, она сняла рядом с нами комнату. В один из дней эта женщина начала орать на моих детей. Как оказалось, мой муж хотел взять ее в жены. Оказывается, она сама приехала из Чимкента. Разошлась с мужем, потому, что стала салафиткой. Он со мной развелся, и женился на двух женщинах. Вот и вся история. А весь ужас ее в том, что эти люди нигде не работают. Они живут на то, что перепадает от их друзей, от родственников.

— Сколько прошло с момента развода?

— Год прошел. Алиментов он конечно не платит. Я живу на квартире с детьми. В месяц я получаю 33 тысячи тенге. Моя мать мне помогает платить за квартиру. Копит пенсию и что-то дает нам. Иногда присылает продукты. Кроме того, я вся кредитах. Мне приходится продавать мои вещи. Старшему сыну сейчас 10 лет. Младшему 5. Когда я сошлась с мужем во второй раз, забеременела младшим. Я думала, что все пройдет. Но, это был страшный период для меня. Он постоянно следил за мной. Контролировал. Я хочу только одного от него. Покоя. Алиментов он платить не собирается. Мой старший сын боится его как огня. Психологически уничтожен. Он должен за старшего сына миллион 800 тысяч тенге. За младшего 800 тысяч тенге. Но, откуда у него деньги возьмутся? Я работаю кассиром оператором на бензоколонке. Иногда подрабатываю в кафе. Приходится разрываться, чтобы прокормить детей.

Кадирали САРЫПБЕК

27.02.2020
Количество просмотров: 102
Послание президента РКАкорда Министерство иностранных дел Республики Казахстан АО НК «Kazakh Invest» АО «ЕНПФ» Antikor ПремьерegovОфициальный интернет-ресурс Северо-Казахстанской областиӘділетruh.kz